Корзина: Корзина пуста

Мифы о шампунях

23 марта 2012 г. 18:09


О шампунях, воспеваемых нынешней рекламой, говорят и пишут разное. Диапазон оценок весьма широк: от восхищения их чудодейственными свойствами до леденящих душу предостережений, после которых впору готовиться к полному облысению, если не к инвалидности.

Процитируем, к примеру, статью в газете „Деловой мир“, подписанную „специалистом“ из минской медицинской фирмы „Авиценна“ (стиль и орфография сохранены): „…Возьмём шампунь, в котором обычно используется как моюшее средство Содиум Лаурил Сульфат, кстати, применяемое в промышленности как обезжириватель двигателей, других деталей, для мытья полов в цехах. Это дешёвое средство вместе с шампунем проникает в глаза, мозг, сердце, печень, накапливается там и вызывает серьёзные поражения. Одно из проявлений — задержка развития глаз у детей и катаракта у взрослых. Стандартные фирмы вынуждены идти на применение небезопасных химических веществ в качестве составляющих в косметических средствах, чтобы снизить стоимость товара“.

Доля истины содержится лишь в замечании о дешевизне обсуждаемого средства.Лаурилсульфат натрия (так он называется на самом деле) — поверхностно-активное вещество (ПАВ), иначе говоря, компонент шампуня, ответственный за его моющее действие. С точки зрения химика, лаурилсульфат натрия представляет собой смесь алкилсульфатов, содержащую от 55 до 85% додецилсульфата натрия. Действительно, это эффективное и недорогое средство, так же как лаурилсульфаты аммония и амина, уже полвека используют в производстве косметики. Сегодня около 50% всех шампуней, выпускаемых в США, содержат лаурилсульфат как основной компонент и ещё примерно 30% — лаурилсульфат в смеси с другими ПАВ. В Европе и России производители шампуней предпочитают другое вещество, близкое к лаурилсульфату по свойствам и себестоимости, — лаурилэтоксисульфат. Эти и подобные им вещества устойчивы в жёсткой воде, прекрасно пенятся и моют. Они содержатся не только в шампунях, но и в средствах для принятия ванн и душа, для полоскания рта, в зубных пастах.

Как верно заметил автор газетной заметки, лаурилсульфат применяется также в бытовых химикатах и технических моющих средствах. Однако поваренная соль тоже содержится не только в продуктах питания, но и в рассолах-хладоносителях, а белковые гидролизаты — в пищевых концентратах, косметических кремах, шампунях и в средствах пожаротушения, и это мало кого волнует. Для разговора на более серьёзном уровне необходимо чёткое понимание того, как на самом деле лаурилсульфат и подобные ему вещества воздействуют на человеческий организм.

Мозги не сушит. А волосы?

Поверхностно-активное вещество, вместе с шампунем проникающее в мозг, — достойный сюжетный ход для зловещего фантастического триллера. К счастью, в жизни таких ужасов не бывает. Конечно, если любым из упомянутых ПАВ накормить человека (например, через зонд — выпить раствор в нужном количестве подопытному вряд ли удастся), можно вывести из строя и сердце, и печень, и почки. Однако даже миниатюрной женщине придётся „съесть“ не менее 150 г лаурилсульфата, чтобы оказаться на том свете с вероятностью 50%. Иные пути проникновения ПАВ в организм практически исключены: при кратковременном контакте с шампунем кожа — непреодолимый барьер для них. Что касается глаз, то лучшая профилактика катаракты — естественная реакция человека плотно зажмуриваться при мытье. А детям шампуни для взрослых, как известно, противопоказаны. Для малышей выпускают специальные шампуни „без слёз“ с особо мягкими ПАВ. Наконец, даже при длительном использовании синтетических препаратов для мытья ПАВ не накапливаются в организме.

Реже говорят о менее зловещем и более обыденном вредном воздействии ПАВ — пересушивании волос и кожи. Структурная основа человеческого волоса — волокна белка кератина. На этих волокнах адсорбированы отдельные аминокислоты, короткие олигопептиды, молекулы воды; на них оседает и грязь: выделения сальных и потовых желёз, частицы омертвевшей кожи — перхоть. Загрязнения, принесённые извне — пыль, частички сажи, — вопреки распространённому убеждению, даже в городах составляют не более 5–7% от общей массы грязи. Именно избыток кожного жира заставляет волосы слипаться и придаёт им неопрятный вид. Приходится мыть голову.

При мытье ПАВ и вода „вклиниваются“ между грязью и волосом. После этого даже при небольшом механическом воздействии жир отрывается от поверхности волоса, свёртываясь в капли. Часть жира при этом образует мицеллы — мельчайшие капельки, окружённые мономолекулярным слоем ПАВ.

Но тут начинаются проблемы. ПАВ взаимодействует с кератином, нарушая его структуру: белок разворачивается и набухает, становится менее прочным. Мытьё уносит не только грязь, но и полезные компоненты. В результате волосы становятся тусклыми, ломкими и непослушными, легко электризуются. Особенно подвержены всем этим неприятностям волосы после отбеливания перекисью или химической завивки. Пересушенная кожа головы грубеет, начинает шелушиться — появляется перхоть, покраснение и зуд…

А через несколько дней после мытья волосы, как ни удивительно, снова укладываются легче и лежат глаже. Дело в том, что жир на волосах — это не просто грязь, а естественный антистатик, водоотталкивающая смазка, придающая эластичность, и даже слабое антибактериальное средство. Так что расставаться с ним волосам очень и очень непросто.

Рыбий жир: естественная сила здоровых волос

А в самом деле, не отказаться ли нам от шампуней? Жили ведь люди до наступления эры высоких технологий, и головы мыли безо всяких там лаурилсульфатов… Не найдётся ли у предков подходящего рецепта на замену?

На протяжении своей многовековой истории человек немало экспериментировал с отмыванием волос. Известно, что древние греки и египтяне применяли для этой цели смесь глины с водой. В средневековой Европе пользовались кашицей на воде из муки и отрубей, смешанных с тальком. Подобные смеси хорошо адсорбируют жир и загрязнения. Кстати, точно так же действуют современные „сухие“ шампуни-порошки, которые обычно поставляются в форме аэрозоля, — например шампунь „ВАС“ немецкой фирмы „Schwarzkopf“. В состав таких шампуней входят тальк, коллоидальный кремнезём, алюмосиликаты, этерифицированный крахмал, эфиры целлюлозы. А отруби и ржаную муку грубого помола по сей день рекомендуют для укрепления волос — как источник витамина Е.

Некоторые народы практиковали процесс, если можно так выразиться, противоположный мытью волос — умащивали голову маслом, животным или даже рыбьим жиром, подбирая своего рода заменители кожному жиру. Индейцы, африканцы, наши чукчи избавлялись таким образом от вшей: и красота, и гигиена сразу. Но речь идёт не только о первобытных народах; герой одного из рассказов Акутагава, с отвращением глядя на неопрятную деревенскую девочку, отмечает, что волосы у неё „без признака масла“, причём действие происходит не где-нибудь, а в предместьях Токио начала нашего века (XX — П. З.). Однако в современную культуру намасленная голова так и не вписалась…

История не называет имени египтянина, который около трёх тысяч лет назад получил из жира и золы некое подобие современного мыла. Кусковое туалетное мыло появилось в средние века в Европе. Технология его получения, основанная на щелочном гидролизе жиров и растительных масел (эту реакцию химики так и назвали „омылением“), практически не отличалась от современной. Эволюция мыловаренного производства, особенно бурно протекавшая в последние сто лет, была направлена на облагораживание сырья, улучшение состава и потребительских свойств мыла и сейчас в основном завершилась. Жидкие и кусковые мыла оставались главным средством для мытья головы вплоть до 50-х годов нашего столетия, когда их основательно потеснили шампуни.

Отмывает и умасливает

Итак, что нам подсказывает опыт предков? Чем всё-таки мыть голову?

До сих пор иногда приходится слышать, что лучше всего для этой цели подходит обыкновенное мыло. Соли натуральных жирных кислот, входящие в его состав, не раздражают кожу и не накапливаются в тканях, а отмывают если не так же эффективно, как синтетические ПАВ, то всё же достаточно хорошо. А чтобы нейтрализовать щелочную реакцию, можно в конце мытья ополоснуть волосы раствором уксуса. Кстати, про шампуни говорят ещё, что они „защелачивают“ волосы, то есть нарушают структуру кератина ещё и таким способом.

Мыло и уксус — не самая худшая из рекомендаций, если цель предельно проста и утилитарна, как при повзводной помывке в гарнизонной бане. Но когда подобные советы исходят от косметолога, первейшей заботой которого должны быть всё-таки красота волос и удобство клиента, — становится грустно.

Прежде всего, о каком щелочном воздействии современных шампуней может идти речь, если подавляющее большинство их имеет слабокислую реакцию (рН 5,2–6,0), близкую к изоэлектрической точке кератина волос? (Изоэлектрическая точка белка — это значение рН, при котором он сохраняет наиболее компактную пространственную структуру). Исключение составляют медицинские шампуни, в которых щелочная среда бывает необходима для стабилизации лечебного компонента. А вот жировое мыло как раз всегда щелочное.

Кроме того, мыло не содержит компонентов, укрепляющих волосы и улучшающих их внешний вид, не говоря уж о комфорте при мытье. Словом, если вы хотите не только удалить грязь с волос, но и сделать их красивыми, лучше пользоваться не мылом, а шампунями, которые давно перестали быть просто „средством для отмывания“.

Как мы только что убедились, идеальное моющее средство для волос должно удалять загрязнения, но не обезжиривать. Эту на первый взгляд фантастическую задачу сегодня удалось разрешить. Высококачественный шампунь, смывая с волос жировой слой, тут же заменяет его веществами, которые называются пережиривающими добавками. Это могут быть растительные масла и животные жиры, производные жирных кислот и ланолина, лецитин. Пережириваюшие добавки взвешены в шампуне в виде микрокапель или мицелл. Первоначально предполагалось, что введение масел в шампунь снизит извлечение жира из волос. Но всё получилось ещё более удачно: оказалось, что при мытье таким шампунем происходит обмен жиров между шампунем и поверхностью волос. Грязный жир отмывается, а волосы умащивает кокосовое масло или „блеск жожоба“ (то есть хохоба, см. № 5 „Химии и жизни“ за 1995 г.)

Растительные масла и экстракты часто включают в состав высококачественных шампуней. Но что касается шампуней, „состоящих только из натуральных компонентов“, вынужден разочаровать поклонников „естественной“ косметики: это не более чем реклама. Без современного органического синтеза не может быть создан ни один моющий препарат. Правда, для получения того же лаурилсульфата натрия можно использовать и синтетические спирты, и спирты из кокосового масла. Но те и другие проходят одинаковую последовательность химических превращений на пути к конечному продукту, и при этом, очевидно, „натуральность“ теряется. В конце концов, вовсе не факт, что шампунь с ПАВ из натурального растительного сырья будет лучше, чем шампунь с ПАВ из сырья синтетического…

Современные шампуни: проблема выбора

Таким образом, „естественный шампунь“ — это утопия. В рецептурах шампуней и впредь будет „химия“ — лаурилсульфаты, лаурилэтоксисульфаты и близкие к ним вещества. Другое дело, что можно комбинировать их с более мягкими ПАВ — такие шампуни раздражают кожу и глаза не намного сильнее, чем обычная вода из-под крана. Кроме того, свойства шампуня в значительной степени определяют вспомогательные составляющие, не менее важные, чем ПАВ. Именно они улучшают структуру волос и придают им блеск, облегчают причёсывание, устраняют перхоть — словом, совершают чудеса, о которых говорят и поют в рекламных роликах.

Сегодня российского неизбалованного потребителя буквально захлестнул вал всевозможных гигиенических и косметических продуктов со всего света. Ориентироваться в этом многообразии непросто даже специалисту. Тем более сложно рядовому покупателю сообразить, какой именно красивый флакончик содержит „его“ шампунь — наилучшим образом подходящий для его типа волос, отвечающий его личному вкусу и финансовым возможностям. Попробуем что-нибудь подсказать…

Прежде всего, не стоит ждать чуда от недорогого, ординарного шампуня. Состав его, как правило, предельно прост: поверхностно-активное вещество, краситель, отдушки с приятным ароматом, консерванты — вот и всё. Если таким шампунем мыть голову постоянно, волосы становятся ломкими, сухими, трудно поддаются укладке, и даже при жирных волосах может появиться перхоть, свидетельствующая о чрезмерной сухости кожи головы. Самый простой способ избавиться от этих напастей — приобрести более качественный и щадящий шампунь. Но прежде чем тратить деньги, необходимо точно узнать, что именно вам нужно.

Специальные шампуни для каждого типа волос есть в любой из популярных ныне косметических линий: „Crisan“, „Elseve“, „Fa“, „Flex“, „Herbina“, „Nivea“, „Palmolive“, „Pantene Pro-V“, „Phyto Actif“, „Poly Kur“, „Schauma“, „SunSilk“, „Timotei“, „Ultra Doux“, „Wella“ и др. Существуют и дополнительные градации: шампуни для сухих и ломких волос, с витаминами, питающими корни волос, для мужчин с повышенной функцией сальных желёз, для волос жёстких, вьющихся, окрашенных, тонких, длинных… Вряд ли можно придумать универсальный алгоритм выбора: каждый волен решать по своему усмотрению, сообразуясь с советами косметолога или дерматолога либо доверяясь собственным ощущениям и своему пониманию красоты и пользы.

«Head & Shoulders» и другие герои рекламы

Начнем с самой распространённой проблемы: чрезмерного обезжиривания волос. Если ваши волосы сухие от природы, пересушены „жёстким“ шампунем или химической завивкой, нужно восстановить нормальное содержание жира. В этом вам помогут шампуни с пониженным моюшим действием и пережиривающими добавками. В состав шампуней для сухих волос могут также входить вещества, стимулирующие работу сальных желёз, например экстракт красного жгучего перца.

Есть шампуни (например, „Johnson's рН 5.5“), применение которых особенно способствует укреплению волос. Что касается стабильного рН, совпадающего с изоэлектрической точкой главного структурного белка волос кератина, — это не рекламный трюк, а чистая правда. (Впрочем, большинство зарубежных шампуней имеют вполне стабильное рН, это как бы само собой разумеется.) Постоянное значение рН поддерживают специальные буферные добавки. Такой шампунь, в отличие от мыльных растворов с высокими, щелочными значениями рН, не нарушает пространственную структуру кератина.

Для ломких, секущихся волос, для волос, ослабленных „химией“, сейчас также легко найти подходящий шампунь. Он обычно обогащён аминокислотами, витаминами и может включать масла, лецитин, растительные экстракты, конденсаты с белком и сложные эфиры натуральных жирных кислот, силиконы. Из питательных масел стоит особо упомянуть оливковое, виноградное косточковое, масла хохобы, какао, клещевины, масайи. Даже при частом использовании таких шампуней волосы остаются эластичными и послушными. Подобный эффект даёт и применение бальзамов-ополаскивателей для сухих и ослабленных волос.

В так называемых „мягких“ шампунях обычные ПАВ вроде лаурилсульфата частично заменены на особые ПАВ, не раздражающие кожу: сульфосукцинаты, эфирокарбоксилаты, саркозинаты, бетаины, глицинаты, силиконы. Непревзойденными по мягкости действия на кожу и слизистые оболочки глаз считаются шампуни „без слёз“ фирмы Johnson & Johnson (США).

Очень популярны сегодня шампуни против перхоти. Заслуживают внимания: „Fa Dandruff“, „Head & Shoulders“, „Palmolive Antidandruff“, „Seborin“, „Raffil“, „Nivea“ и „Wella gegen Schuppen“. Перхоть — это, по сути дела, высыхание и шелушение молодых клеток кожи, не успевающих ороговеть и превратиться в плотный защитный слой. Шелушение сопровождается активным делением и ростом клеток, которые, в свою очередь, тоже слущиваются. Чтобы этого не происходило, нужно замедлить не только высыхание клеток, но и сами процессы деления. Для этого служат вещества с цитостатическим и бактерицидным действием — например, пиритионат цинка, октопирокс и дисульфид селена (активный компонент некогда популярного советского сульсенового мыла). Они нерастворимы и в состав шампуней вводятся в виде тонких дисперсий — вот почему такие шампуни бывают непрозрачными.

Красота и комфорт

Если волос на голове немного, то до некоторой степени поможет спасти положение шампунь, увеличивающий объём причёски, — такой, как „SunSilk Volumiseur“. Шампуни, механически укрепляющие и утолщающие волосы, обычно содержат катионные полимеры — четвертичные производные оксиэтилцеллюлозы, полидиаллилдиметиламмонийхлорид и другие. Они адсорбируются на волосах, взаимодействуя с карбоксильными группами кератина, которые высвобождаются при нарушении его структуры. Таким образом, чем сильней повреждён волос, тем больше полимера он связывает. Катионные полимеры придают волосам не только прочность, но также блеск и гладкость, снимают электрический заряд и облегчают расчёсывание.

Шампуни, которые рекомендуются для частого мытья волос, зачастую тоже содержат катионные полимеры. Это вариации на тему „Vidal Sassoon Wash & Go“ и „Express Studio Line“, шампуни „Aldi Mildeen“, „El Vital“, „Finesse“, „Modic“ и некоторые другие. Помимо компонентов, улучшающих блеск и укладку волос, они могут содержать вещества, которые ускоряют высыхание и отталкивают загрязнения (эффект „как с гуся вода“), например силиконы. Салонные шампуни типа „два в одном“ не требуют заключительного ополаскивания кондиционером. Они рассчитаны главным образом на деловых людей и молодёжь — на тех, кто спешит и хочет всегда быть в форме.

Не стоит длительно пользоваться одним и тем же шампунем, даже самым подходящим для вас. Всякий шампунь в той или иной степени подавляет развитие микроорганизмов, живущих на коже головы. Однако через какое-то время кожная микрофлора-микрофауна приспосабливается к новым условиям — примерно как болезнетворные бактерии к часто применяемому антибиотику. Излишнее размножение кожных микроорганизмов провоцирует появление перхоти. Вот почему необходимо время от времени менять шампунь.

Ещё несколько слов можно сказать о других компонентах шампуней, нужных не столько для чистоты и красоты волос, сколько для комфорта и удовольствия. Прежде всего это стабилизаторы пены и загустители. Пена, которую дают ПАВ сами по себе, довольно жидкая и неустойчивая — примерно как у стирального порошка. Чтобы получить густую и обильную пену, не стекающую с волос на глаза, в шампуни добавляют моно- или диэтаноламиды, моноглицериды жирных кислот, алкилполиглюкозиды, водорастворимые эфиры целлюлозы, полиакриловую кислоту и её производные, камеди растительного и бактериального происхождения. Приятную кремообразную консистенцию придают пене белковые гидролизаты.

Прозрачными, почти как вода, выглядят шампуни, содержащие ПАВ с относительно короткими алкильными цепочками. ПАВ в сочетании с моноэтаноламидами, этиленгликольстеаратом создают „перламутровый“ оттенок шампуня.

Красота красотой, но одна из основных современных тенденций в производстве шампуней — набор чисто функциональных составляющих. Лишний компонент в рецептуре — это потенциальный аллерген. Вероятно, вы заметили, что в последние годы реже встречаются густо окрашенные и сильно ароматизированные шампуни, которые были весьма популярными лет десять назад. Теперь редко используют латекс для придания шампуню опалового, „яичного“ или „перламутрового“ вида. Во многих странах законодательно запрещено использовать в шампунях формалин как консервант.

Впрочем, хорошо известно, что аллергеном может оказаться как синтетическое, так и натуральное вещество. Напомним ещё раз, что аллергическая реакция — дело весьма индивидуальное. Здесь лучше руководствоваться не надписями на флаконе, а собственными ощущениями и советами врача.

Шампуни «со слезами»

До сих пор мы приводили в качестве примеров только продукты прославленных западных фирм. А где же отечественные шампуни, где продукция наших ближайших соседей?

К сожалению, в списках кондиционируюших, мягких и придающих объём шампуней нет ни одного русского названия. Нет и в обозримом будущем вряд ли появится. Создание российского конкурента „Johnson & Johnson“ и „L'Oreal“ — сегодня задача скорее невыполнимая, чем трудная. Никому не хочется начинать на пустом месте, вкладывать деньги в лабораторное оборудование и сложнейшие технологии, заново создавать сырьевую базу. Впрочем, всё это не нужно и потребителям: отечественные шампуни берут дешевизной. Далеко не каждый из нас может позволить себе шампунь-кондиционер, но не мыть же голову хозяйственным мылом…

Если ассортимент российских шампуней и сузился по сравнению с доперестроечным периодом, то ненамного. Практически исчезли пеномоющие средства, которые в период всеобщего дефицита были предложены потребителю „для мытья головы и тела“. (Строго говоря, настоящие шампуни для тела — это особая группа препаратов, рецептуры которых сильно отличаются от рецептур шампуней для волос, поэтому одно и то же средство лучше не использовать и в том, и в другом качестве.) Новые, более мелкие фирмы заменили сокративших выпуск и вовсе выбывших традиционных производителей. Формулы отечественных шампуней, как правило, просты — и у карликов, и у крупных производителей, например АО „Свобода“ или АО „Эфирное“.

Некоторые предприятия химического и нефтеперерабатывающего профиля (например, АО „Воскресенские минеральные удобрения“, АО „Куйбышевазот“) наладили выпуск недорогих шампуней на базе стандартных концентратов, получаемых по бартеру, в основном из Китая и Югославии. При этом качество шампуней бывает вполне приличным, а цены более чем доступными. Особенно это относится к шампуням с экстрактами ромашки, календулы, череды, крапивы, алоэ и некоторых других целебных растений. Кстати говоря, само содержание подобных экстрактов в зарубежных шампунях — признак высокого класса продукции и совсем иной уровень цен.

Случается, приличного качества шампуни попадают к нам из стран Восточной Европы. Можно отметить продукцию хорватской фирмы „Плива“ и нескольких фирм, которые образовались с участием западного капитала на базе польской „Поллены“ и венгерской „Каолы“, хорошо знакомых нашему потребителю.

Однако хватает и шампуней с компонентами, полезность которых сомнительна. Как правило, оставляет желать лучшего качество и удобство упаковки. Впрочем, и некоторые зарубежные поставщики, русифицировав надписи на флаконах, „русифицируют“ и дизайн.

Всё в одном флаконе

В заключение несколько слов об упаковке шампуней. Конечно, кусок мыла проще взять с собой в командировку, чем флакон, который может протечь. Однако шампуни не просто так делаются жидкими — именно поэтому рецептурные возможности у них несравненно больше, чем у мыла. Не случайно в последнее время получили распространение и специальные шампуни для тела. Неудобства, связанные с жидкой сущностью товара, — это проблема для конструкторов и дизайнеров упаковки, и уже предложено несколько изящных её решений: откидывающиеся крышечки в колпачке флакона, дозирующие клапаны.

Но самое главное в дизайне упаковки — это информация. На фирменном флаконе, или на коробочке, или в специальной листовке должно быть описание продукта — состав, основные особенности, рекомендации по применению. Желательно убедиться, что на упаковке присутствует штриховой код, по которому можно идентифицировать страну и фирму-производитель.

Покупая шампунь, обратите внимание на материал, из которого изготовлен флакон. Не стоит поощрять своим выбором производителей, которые, не считаясь с общественным мнением, продолжают поставлять шампунь в таре из неэкологичных, биологически неразлагаемых материалов, выделяющих при сжигании ядовитые вещества, — например, из поливинилхлорида. Во флаконах из этого жёсткого прозрачного полимера поступают в продажу некоторые арабские, болгарские, китайские и украинские шампуни.

Западные фирмы, напротив, беспокоятся о своей „экологически чистой“ репутации. Немецкая фирма „Henkel KGaA“ в порядке эксперимента приступила к выпуску шампуней в упаковке из обработанной особым образом бумаги. А французские шампуни-бальзамы от „Ives Rocher“ продаются во флаконах и в полиэтиленовых пакетиках. Флакон опустел — купи пакетик и снова наполни флакон. И удобно, и платишь во второй раз только за шампунь, без тары, говоря по-нашему. И самое главное — отходов меньше.

На флаконах из утилизируемых материалов обычно имеется круглый знак со светлой и тёмной стрелками либо надпись „please recycle“ — „пожалуйста, выбросите в мусорный ящик для отходов, идущих в переработку“… Русского эквивалента обиходному английскому слову „recycle“ пока не найдено. В России не практикуется сбор и вторичная переработка пластиковой тары — воистину золотое дно для бизнеса. А жаль.

Источник